Главная » 2016 » Декабрь » 26 » Жизнь замечательных людей. Увайс Ахтаев.
16:00
Жизнь замечательных людей. Увайс Ахтаев.

Выросли целые поколения людей, которым имя Увайса Ахтаева  практически незнакомо. А ведь свое время он был фантастически популярной личностью на всей территории бывшего СССР, а в Казахстане, где он жил, более известного человека в ту пору просто не существовало. Представьте себе чеченца с ростом 2м.30 см и 169 кг. живого веса… Таким и был  Увайс Ахтаев самый -  высокий  в свое время человек планеты, баскетболист и мастер спорта СССР.

Шел 1956 год.... Был дан старт Спартакиаде народов СССР. Миллионы физкультурников со всех уголков страны оспаривали право быть в этот день в столице, выйти на изумрудное поле Большой спортивной арены. Это право получили  сильнейшие. И сильнейших оказалось не так уж много — около десяти тысяч человек. Среди них были представители более сорока на¬циональностей, в том числе и самый высокий в те годы человек в мире из города Чимкента, чече¬нец по национальности. Увайс Мажитович Ах¬таев — Вася Ахтаев. Первый гигантского роста игрок в со¬ветском баскетболе конца пятидесятых годов. Представьте себе, что свердловчанин Иван Павлюшнев, рост которого был равен 187 сантиметрам, носил прозвище «Полтора Ивана». И когда в алма-атинском «Ски¬фе» объявился совсем юный Увайс Ахтаев рос¬том 229 сантиметров, это вызвало в баскетболь¬ных кругах  переполох.

Увайс Мажитович Ахтаев родился 26 декабря 1930 года в селении Вашендарой Шатойского района Чеченской Республики. В 14 лет вместе с родителями его депортировали в Среднюю Азию. В городе Караганде он поступил в местный техникум физкультуры, где и увлекся спортом. Перепробовав многие виды спорта, остановился на баскетболе. И буквально сразу же (в 1946 году) попал в сборную Казахстана. По рассказам друзей, его появление на баскетбольной площадке уже стало в Алма-Ате настоящей  сенсацией. В те годы рост самых высоких игроков не превышал 190 см. и поэтому 17-летний великан производил просто колоссальное впечатление. 

В 1950 году 20-летний гигант стал выступать за команду "Буревестник" (Алма-Ата), а еще через год впервые приехал в ее составе на первенство СССР. Один из ветеранов советского баскетбола, Валерий Платонов, вспоминал, как еще 16-летним мальчишкой он попал в «Буревестник», куда его привел Ахтаев. Сначала он просто подавал ему мячи, затем стал носить за ним сетку с мячами, а там и заиграл в основном составе. И все время рядом с ним был Увайс Ахтаев — большой и добрый человек, настоящий друг и старший товарищ. 

«Я впервые увидел настоящего гиганта, рядом с которым все остальные, даже самые высокие игроки, казались обычными людьми, — вспоминает его бывший одноклубник легендарный ветеран армейцев  Арменак Алачачян. — Вася (так его звали друзья) прекрасно играл в защите, ставя такую «крышу», что выбраться из-под нее было неимоверно трудно. Если он успевал к своему щиту, то забить оттуда становилось проблемой». «К баскетболу, — пишет в своей книге легенда отечественного баскетбола Александр Гомельский, — его  приобщил карагандинский тренер Исаак Капелевич, уговоривший его переехать в Алма-Ату и заняться спортом. Умел он еще совсем мало, но проблем у противников с ним хватало. Впрочем, своим он трудностей доставлял тоже немало. Правда, трудности эти были из разряда технических. Скажем, нужно было обеспечить его формой. А где достать на такую махину трусы, майку, а главное обувь? Ахтаев всегда играл в огромных черных ботинках-самоделках на толстой микропористой подошве. Эти «кеды» часто рвались, не выдерживая нагрузки, и приходилось снова искать сапожника, материал, чтобы обуть баскетболиста».  С появлением Ахтаева, по словам знаменитого тренера, начались сложности буквально у всех, даже у ведущих команд. Тогда не было правила трех секунд и лимита 30 секунд. Так что задача алмаатинцев была проста: завладеть мячом, держать его, пока Ахтаев своим шагом гусака-великана перемещался от щита к кольцу соперников, дать ему высокий пас, а там уж он заложит мяч в корзину.

Как ни печально, но Ахтаеву так и не довелось сыграть за сборную СССР, хотя в середине 50-х он был, по отзывам специалистов, был сильнейшим центровым страны. Тренеры пробовали привлечь его в команду. Но он, как спецпереселенец был невыездным… В 1952 году наши баскетболисты отправились на Олимпийские игры в Хельсинки. Ахтаев не был включен в команду: в последний момент кто-то из руководителей Спорткомитета СССР напомнил, что он из репрессированных, и Ахтаев тут  же был отчислен, а сборная страны в итоге проигра¬ла в финале американцам. Рассказывают, что сам Берия распорядился, чтобы такая знаменитость, как Увайс Ахтаев, изменил фамилию и стал Копелевичем, и тогда его включали бы в олимпийскую сборную страны. Но, Увайс отказался от такой "чести".

В то же время в самом СССР на  матчи с участием Ахтаева собирались толпы народа. Экспансивный, несмотря на громадный рост, общительный, он всегда был в окружении болельщиков. Его появление на улице ли, на стадионе всегда вызывало ажиотаж. Он мгновенно попадал в какой-то людской водоворот. Естественно, тут же слышалось и «дядя, достань воробушка», и «дядя Степа», что поначалу его очень смущало. Так что, в первое время он, по свидетельству тех, кто знал его по Алма-Ате, заливался краской стеснения, пытался спрятаться от назойливого внимания окружающих. Он был простодушен, добр и широк и потому его нетрудно было обмануть. Некоторые пользовались его наивностью и открытостью. Тем не менее, с  обидчиками Увайс расправлялся по-сво¬ему. Однажды во время матча с тбилисским " Динамо» его долго выводил из себя Абашидзе. И тогда Увайс, будто невзначай, наступил ему на ногу. Тот упал и потерял сознание: все-таки 196 килограммов живого веса... Судье он как-то сказал: «Еще раз ни за что сви¬стнешь мне пробежку — посажу на щит и не сни¬му!» И пальцем для убедительности показал, куда он его посадит, если тот будет к нему, Ахтаеву, придираться. Судья чуть свисток не проглотил... 

Рассказывают, что  намного позже, уже будучи вне спорта, Увайс однажды отъехал от дома на своей «Победе», специально переоборудованной под него, и крылом автомобиля случайно сшиб какого-то человека. Ахтаев бросился на помощь к потерпевшему, а тот, отделавшись легким испугом, поднялся с земли и стал отря¬хиваться. И вдруг он увидел над собой велика¬на. Как рассказывали очевидцы, потерпевший воздел руки к небу, издал крик и упал, будто сраженный пулей. Как  объяснил позже потерпевший, ему помере¬щилось, что машина сбила его насмерть, он уже на небе и  к нему подошел огромный джинн. Бедолагу едва привели в чувство.

Сохранился любительский снимок: Ахтаев сре¬ди несметной толпы зрителей. А фотокорреспондент «Вечерней Москвы» уговорил самого сильного человека тех лет Григория Новака, кото¬рый был весьма невысокого роста, сфотографироваться на динамовской аллее рядом с человеком самым высоким Новак, не лишенный чувства юмора, отрежиссировал — влез на скамейку, показывая, что все равно не дотянуться ему до Ахтаева. А тот был  доволен, улыбался... А еще (в ту пору, когда Ахтаев играл в сборной Казахстана), его в Москве заприметил известный кинорежиссер и пригласил сниматься в фильме « Гулливер и ли¬липуты». Увайс согласился, он уже видел себя на экране, но когда узнал, что из-за съемок при¬дется пропустить чемпионат, наотрез отказался...

К сожалению, спортивная карьера Ахтаева окончилась очень рано. В неполные тридцать лет он заболел сахарным диабетом. Затем — тяжелым воспалением легких. Могучий организм справился с болезнью, но играть в баскетбол ему врачи запретили. В последний раз Увайс приехал в Москву в 1959 году на 11-ю Спартакиаду народов СССР. Говорят, он, как азартный мальчишка наблюдал матч за матчем, а потом с грустью сказал: «Я еще вернусь в баскетбол, обязательно вернусь!» Но был уже тяжело болен — ходил с палочкой. 

«Наверное, у всех, кто его видел, Ахтаев навсегда остался в памяти, — пишет в своей книге «Центровые» знаменитый тренер Александр Гомельский. — Как жаль, что сохранилось мало фотографий этого рано ушедшего из жизни человека, что не нашлось художника, написавшего его портрет, скульптора, вылепившего его бюст. Ведь лицо у него прямо просилось на полотно: резкое, словно высеченное, характерное, запоминающееся. И очень доброе. Представьте себе этакую громадину ростом 2 м 36 см, ножищи 58-го размера, брюки, в которые залезла бы вся команда, ручищи-лопаты, в которых и мяча-то не было видно — так, камешек какой-то.» Ахтаев играл до 1959 года. Женился, уехал в Грозный, но оставался опорой своего «Буревестника» до последнего матча. 

Увайс был неповторимой личностью и в душе всегда  оставался стеснительным и очень гуманным человеком. Рассказывают, что однажды кто-то пришёл к нему и попросил его выйти. за порогом оказался маленький котенок. Чтобы не наступить на него, Увайс сделал неловкое движение и получил перелом голени. Травма оказалась тяжелой. Восемь лет провел спортсмен в постели... На огромной кровати, сделанной мастерами по специальному заказу, покоился бывший кумир миллионов. Рядом лишь тумбочка с газетами да телефон, который позволяет поддерживать связь с внешним миром. Самый высокий человек планеты прикован к постели и  исполинское тело уже не слушается его.… Великий баскетболист У. М. Ахтаев скончался на 48-м году жизни в 1978 году в Грозном . Узнав о его смерти, телеграммы с соболезнова¬ниями прислали всемирно известные тренеры, спортсмены из Москвы, Алма-Аты, Ростова, Риги и других городов необъятной страны...

Сегодня, когда многие в стране пытаются посеять семена межнациональной розни, бывшие коллеги Ахтаева с трепетным чувством вспоминают его улыбающееся лицо. У Васи было много соперников на площадке и великое множество друзей по всей стране. Он  легко покорял сердца соотечественников, как воплощение  человека интернационального по своей сути и складу души.

По материалам СМИ
ИА "Чеченинфо"

Категория: Зорба (публикации) | Просмотров: 196 | Добавил: i_balaev
Всего комментариев: 0
avatar