Главная » 2017 » Январь » 23 » Исторические свидетельства проживания чеченцев у Каспия.
20:42
Исторические свидетельства проживания чеченцев у Каспия.

Исторические свидетельства проживания чеченцев у Каспия

"Жилища Чеченцев простирались прежде сего от гор, недалеко от Эндери находящихся, до самого моря; но понеже они в прежние времена Гребенским и Донским Казакам, отгнанием их лошадей и скота, много вреда причиняли, то в 1718 году командированы были на них несколько тысяч человек Донских Казаков, которые всю их землю опустошили и многих порубили". (Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах от древних времен до ныне настоящего и всех преимущественных узаконений по оной государя императора Петра Великого и ныне благополучно царствующей государыни императрицы Екатерины Великой, сочиненное Михайлом Чулковым. Том II, книга II. В Москве, в Университетской типографии, у Н. Новикова, 1785 года).

***
"Кавказская линия имеет против себя своими соседями и неприятелями следующие народы. Начиная от Астрахани, или от Каспийского моря против левого фланга оной, обитают в кавказских горах чеченцы, народ весьма воинственный, хищный и жестокий. Число их обстоятельно определить нельзя, так как они для военных действий и набегов нередко соединяются с другими кавказскими народами, иногда и с лезгинами. Образ правления сего народа республиканский. Они живут в разных деревнях, управляются избираемыми по очереди старшинами" (Записки Сергея Алексеевича Тучкова (1766 - 1808), С-Пб., 1908 г.).

***
"Десятого числа по утру в седьмом часу выехали мы уже на семь сажен глубины и около четвертого часу по полудни увидели остров Чечен. Он наименование свое получил от живущих в горах Чеченцев, кои пристают к оному для ловления рыбы" (С.Г. Гмелин, Путешествие по России для исследования трех царств природы. Том 3, Ч. 1, стр. 8., СПБ, 1777 г.).

***
"Известность, что действительно предстоит им гибель от победоносных войск В.И.В., ввела разсудительнейших из них в образумление. Долго происходило между ними колебание; долго тревожило умы их то обуздание, по которому долженствует укротить стремление свое на причинение злодейственных хищничеств в нашей границе, с заведения Моздокской Линии непрестанно производимых; но за всем однакож тем, видя предлежащую крайность, решились повиноваться моему требованию, и в следствие оного собрались все их духовные, имеющие между ими первое уважение, и много людей из лучших фамилий, и взяв с собой для вручения мне в аманаты самых тех, коих я именно, по предварительному сведению о людях между ими наиболее значущих, требовал, явились ко мне в селение Наур и тут, принеся повинность в прежних своих злых поступках, и по совещаниях подписали предложенные им от меня статьи, содержание коих заключалось в том, чтоб соблюдать всемерно спокойствие на кордоне, что если и за строгим надзором явятся между ими дерзкие и причинят нашим убийство, таковых злодеев тотчас выдавать головою, а с причинителей грабежа взыскивать вдвое на удовлетворение потерпевшего и сверх того в страх другим примерно наказывать, чтобы обитающих позади чеченских жилищ разных Кавказских народов, кои доселе совокупно с Чеченцами приходили на грабежи в наших границах, не только впредь до того не допущать, но и ответствовать за злодействы, кои они причинят, и словом, сохранять на всей черте кордона, простирающегося до 200 верст от реки Сунжи до берегов Каспийского моря, тишину и спокойствие, и о точном исполнении оного постановления во всей его силе все духовные их и именитейшие мирские присягнули на Коране и оставили у меня семь аманатов из лучших фамилий, таким образом все сии Чеченские народы, простирающиеся до 10.000 человек, защищаться оружием могущих, введены в совершенное полезное для здешнего края обуздание и паче тем ощутительнейшее, что ими не только преграждается путь многим тысячам горских народов, доселе партиями Кавказских кордон злодеяниями обеспокоивавшим, но сами последние по примеру Чеченцев ищут уже чрез нарочно присланных своих ко мне помилований в прежних своих дерзостях и получения таковых же кондиций, каковы даны Чеченцам" (Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссией (Из рапорта управляющего Астраханской губернией, Грузией и всем Кавказским краем генерал-лейтенанта барона Кнорринга императору Павлу I, январь 1800 года.// Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссией, том I, Тифлис, 1866 г., стр. 715-716).

***
"К управлению начальника Левого фланга Кавказской линии отнесено пространство, ограниченное главным хребтом гор, рр. Андийским Койсу, Сулаком, Каспийским морем и рр. Тереком, Ассой и Даут-Мартаном. Главное народонаселение этого пространства составляют чеченское племя, самое сильное, самое буйное и воинственное из всех кавказских народов..." ("Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50 гг. 19 века". Махачкала 1959, Дагестанский филиал АН СССР, стр. 280, документ № 154. Докладная записка ген.-м. Пулло о положении на левом фланге Кавказской линии с 1834 по 1840 гг. и мерах, необходимых к упрочению власти царского правительства над горцами).

***
Предание указывает на три главных рода этих аборигенов края — Галгай, Ахо или Ако и Шато, от которых произошли уже другие фамилии. Так от Галгая производят преимущественно ингушеские фамилии, от Ахо —общества: ахой, пешхой, нашхой, цехой и др., от Шато—шатоевское, чиэнхой, ченты, хачерой, шаро, нихалой и пр.
"Первыми переселенцами из гор Аки-Лам (из местности Нашихэ) были, — говорят они, — части фамилий Парчхой (Пешкой) и Цечой (Цецой). Они не застали в этих долинах ни одной человеческой души; мало того, вся кумыкская плоскость, покрытая тогда сплошь дремучим лесом и камышами, была совершенно пустынна, если не считать наполнявших ее диких зверей; с другой стороны, в Андии был только один хутор, состоявший из одного семейства. Кругом был простор и неначатая богатая земля: на юг высились горы, вершины которых покрыты были яркою сочною травою; ниже начинались леса и спускались по ущельям вплоть до плоскости и далее до Терека. Леса и горы были полны оленей, коз, кабанов и др. зверей. Все это не имело хозяина и принадлежало Богу. Переселенцы с благоговением приняли от Бога эти места по праву первого завладения" (Е. Максимов, Чеченцы// Терский сборник. Владикавказ, 1893, вып. 3, кн. 2. стр. 24 и стр. 39-40).

***
...Но огромное, воинственное и беспокойное племя Чеченцев не могло сохранить на долго свою самостоятельность, которая поддерживается только взаимною непоколебимою связью различных отраслей между собою. В их необузданном характере лежали начала племенной разрозненности, при которой немыслима целостность и гражданственное единство какого-бы то ни было народа. Между аулами начали возникать поземельные споры, оканчивавшиеся нередко кровопролитием. Это заставило Чеченцев искать над собою власти. Некоторые знатнейшие фамилии вызвались было управлять ими, но Чеченцы отвергли их предложения, из опасения утратить под аристократической властью своих родичей, и последнюю тень независимости и сделаться жертвою пристрастия и несправедливых действий. Они предпочли признать над собою власть чуждого, но единоверного им владетеля и с этой целью решились отправить депутацию к Шеами-хану /Шамхалу Тарковскому/, с просьбою прислать к ним доверенное лицо для разбирательства их споров и решения поземельных прав*. За неприкосновенность его ручались лучшие Чеченские фамилии. В вознаграждение за труды этого доверенного лица, они обязывались платить ему по одной мере хлеба с каждого двора, по одному барану с каждого стада и т. д. Местопребыванием ему назначили Старый Аксай. Шеами-хан согласился и отправил к Чеченцам Султа-Мотти, а по уверениям других Али-Бека.
Любопытно сказание об определенной Чеченцами по этому случаю мере хлеба. В то время Чеченцы не имели никакого понятия о деревянной посуде, они отрубили часть дупла и к одному из отверстий ее приставили дно. Это, говорят, послужило первообразом меры, общеупотребительной почти у всех туземцев и известной под названием сабы. Кумыкский князь, т. е. присланный от Шеами-хана наместником, не довольствуясь получаемой им платою, заменил назначенную Чеченцами меру другою, несколько большею. Один Чеченец, заметив подлог и видя разницу в величине сабы, швырнул ее у него же на дворе и разбил вдребезги. Испугавшись такого явного негодования, Кумыкский князь бежал с своими приближенными, опасаясь народного волнения и новых оскорблений. Но представители тех фамилий, которые должны были отвечать пред Шеами-ханом за неприкосновенность особы присланного им князя, бросились за ним в погоню и настигли его в том месте, где теперь лежит Хасав-Юрт. Они уговорили его вернуться в Аксай и остаться у них правителем.
Таким образом Кумыки появились в первый раз во владениях Чеченцев. Им дозволено было пользоваться землями только по ту сторону Аксая и Чеченцы взяли с них обещание никогда не переправляться через эту реку, но впоследствии времени Кумыки постепенно и исподволь завладели Чеченскою плоскостью, отчего она и носит теперь название Кумыкской**.
________________________________________________
* С таким же поручением ходила депутация к Шеами-хану и от Аухов-ского общества и также выпросила себе князя для решения между ними поземельных споров. Резиденция этого князя была в селении, и теперь еще существующем и называемом Индри /Эндаери).
** Кумыкскою плоскостью и до сих пор туземцы считают только пространство между левым берегом Сулака и правым Аксая. Начиная от левого берега Аксая, плоскость называется Качкалыковскою.
(А.П. Берже "Чечня и чеченцы" (Тифлис, 1859 г., стр. 104 - 105)

***
"Ночью мы подошли к чеченскому берегу. Утром пароход сильно закачало. В соседних каютах послушались стоны и жалобы. Я выбрался на палубу, памятуя, что свежий воздух лучше всего в этом отношении. К моему удивлению, ветра не было, во всяком случае, меньше чем вчера.
-- Что это значит? Отчего так качает?
-- А Чечня! Здесь почти всегда , - указал мне капитан смутно рисовавшиеся на западе горы. - Случается, море чуть-чуть только шевелится, а дойдешь до этих берегов и начнет валять... Сегодня еще слава Богу. А при юго-восточном ветре для непривычного - ад.
...Горы Чечни - словно придвигаются к нам, еще как будто бы окутанные туманом. Одни за другими вершины их выступают на западе, невысокие хребты, кажется, двигаются к морю, хотя между ними и берегом расстилается плоскость, омываемая рекою Сулаком..." ("Вдоль Чечни. Из летней поездки по Каспийскому морю"//"Русские ведомости" за 1888 г., №№ 27 и 32).

Хасан Бакаев

Категория: Зорба (публикации) | Просмотров: 220 | Добавил: isa-balaev
Всего комментариев: 0
avatar