Главная » 2018 » Сентябрь » 8 » К версии о том, что предки некоторых сегодняшних чеченцев пришли из Шама
11:35
К версии о том, что предки некоторых сегодняшних чеченцев пришли из Шама

О переселении предков некоторых вайнахов из Шама на Кавказ.
(версия, требующая дополнительных исследований и обсуждения широкой аудиторией, людей интересующих данный вопрос).

Хасан-шайх Баснукаев

Уважаемые читатели в предисловии к данному повествованию хотел бы выразить благодарность за проявленный интерес и уведомить вас о том, что данный труд является лишь кратким пересказом одной из версии появления чеченцев на Кавказе. История, услышанная мною в частной беседе с одним из выдающихся личностей нашего народа в полном смысле этого слова и нашем современнике Хьасан-шайхом Баснукаевым заслуживает самого пристального внимания и изучения в силу неопровержимых исторических фактов и близости менталитета двух народов проживающих в наше время вдалеке друг от друга на расстоянии более 3-х тысячи километров и требует документального подтверждения на основе результатов исследований основных путей миграции народов, архивных материалов и трудов древних историков Ближнего Востока и Средиземноморья.
Хьасан-шайх Баснукаев – богослов-алим, родился в 1961 году и вырос в одном из живописных селений Шатойского района Хьен-Кхьалла, принадлежит к тайпу – Хьалг1и. Практически вся сознательная жизнь Хьасан – шайха посвящена изучению религии Ислама и служению Всевышнему, 14 лет из которых он прожил в Египте постигая величие религии АЛЛАХ1А. 

Как рассказывал мне один из выпускников университета Сахьаб Межидов ( в настоящее время имам с. Элин-Юрт Надтеречного района), который учился на много позже Хьасан-шайха в университете Аль-Азхар в г. Каире, авторитет и значимость имени Хьасан-шайха были настолько велики в стенах университета и за ее пределами, что мы считали за честь называться его соплеменниками и его имя позитивно способствовало во многих благих начинаниях чеченцев приехавших на учебу в Египет.
Начну данное повествование с рассказа Хьасан-шайха с периода его юношеской любознательности и интереса появившегося к языку, культуре, истории и самобытности своего народа.

Чеченский 1адат

Хьасан-шайх рассказывал: «В юношеские годы меня всегда влекло в общество старейшин нашего села и в частных беседах у меня возникали разного рода вопросы, на которые я хотел получить исчерпывающую информацию. Посещая двоюродного брата своего деда и принимая участие в трапезе, я отметил для себя один очень интересный факт. Перед тем как накрыть на стол, в дом всегда приносили и ставили на стол сосуд с чистой холодной родниковой водой и только после этого, подавалась пища. Я как-то спросил дядю: «Ва ваши! Скажи, пожалуйста, почему в нашем доме (у чеченцев не принято указывать на принадлежность чего либо отделяя себя от этого общества, например говоря «в твоем доме») перед тем как ставить на стол блюда с пищей, ставят сосуд с холодной водой?» На что он сказал мне следующее: «О Хьасан, это адат (обычай) нашего народа и относится к одному из древнейших обычаев вайнахов. Во время приема пищи или застолья случаются разные истории: человек может нечаянно пролить горячую пищу, подавиться, обжечься во время приема горячим напитком или едой и холодная вода это самый необходимый атрибут стола в этих ситуациях. В целях сохранения здоровья, внешнего вида, а иногда и жизни, мудрыми людьми нашего народа был введен этот обычай. В иные времена если на столе отсутствовал сосуд с холодной водой, то это считался недостатком хозяйки этого дома».

Этот рассказ отпечатался в моей памяти». – Сказал Хасан-шайх, и продолжил: «Мой родной дядя по отцу был тружеником и владел плотницким ремеслом. Как-то в один из летних дней, я находился в хозяйственной части двора родного дяди, где он был занят обычным своим ремеслом. Я спросил его: «Меня часто посещают мысли о происхождении и истории нашего народа и не нахожу ответа, кроме отдельных рассказов и ссылок на сомнительные труды «историков» современности. Что ты можешь сказать об этом?». 
Он многозначительно посмотрел на меня, отложил в сторону инструменты и сказал следующее: «Как много раз, я присутствовал и слушал беседы старейшин наших аулов, как много раз поднимался и обсуждался этот волнующий тебя вопрос и признаться, ты единственный из нынешнего поколения который задал мне его. 

1аштарха (Астрахань), Кавказские и Авгансие горы.

По рассказам и преданиям, которые я слышал, мы ведем свой род из далекого Шема. Предводитель или предводители нашего народа вошли в конфликт с падишахом этой державы и вместо повиновения, которое следовало проявить, проявили непокорность, считая повиновение посягательством на их честь и независимость, и по неизвестным причинам покинули Шема. Новым местом обетования для нашего народа они выбрали обширную равнинную часть между двух морей (Черным и Каспийским) в окрестностях древнего города 1аштарха (предположительно – территория современного г. Астрахань). Эта местность в те далекие времена кроме нашего народа была заселена и другими народами Азии и Ближнего Востока. К сожалению, не сохранились письменные труды (терхьанаш) наших предков зафиксировавших временные периоды этого великого для нас переселения. Доподлинно известно, что они проживали там вплоть до нашествия полчищ Чингисхана».

Исторически подтверждено, что каждый военный поход этого великого полководца сопровождался грандиозной подготовкой, масштабным изучением местности, экономического уклада и мощи государственных образований того периода, проводилась огромная работа по психологической подготовке населения предполагаемых к захвату территорий на предмет подавления их воли к сопротивлению. Весть о могуществе и силе Чингисхана «летела» далеко впереди его армий. 

Великая беда, постигшая народы в те далекие времена не оставила стороной и наших далеких предков. Созванный Мехк-кхел того времени огласил предположительно следующее: «На нас движется как лавина б1о (орда) диких необузданных племен, которые не ведают, что такое для нашего народа честь стариков, мужчин и женщин, у которых нет сострадания и жалости даже к детям. Они убивают мужчин и стариков, уводят в рабство женщин и пленят наших детей, чтобы их впоследствии воспитать такими же безжалостными воинами монгольского ханства для ведения будущих воин. Мы маленький народ и не сможем противостоять силе орды движущейся, словно огненный поток среди этих бескрайних степей. Монголы слабее нас духом и уступают нам в отваге и храбрости когда мы равны в численности, но в численности мы вряд ли когда-нибудь с ними сравняемся. У них огромная сила, они искусные наездники и воины, с малолетства, обученные военному ремеслу. Но у них нет навыков и опыта ведения воин в пересеченной местности, в лесных массивах, ущельях и в горах, где мы и сможем себя защитить с помощью Всевышнего от их злодейств. 
Мехк-кхел в этот трагический для народа период принял единственное и правильное решение – уйти на юг, в Кавказские горы.

Практически весь народ за исключением ее незначительной части переселился в живописные северные предгорья Главного Кавказского хребта, а те немногие как он рассказывал, ушли на Восток, предположительно в Афганистан. Исследовав местность, основные дороги и пути продвижения, потенциал водных ресурсов и кормовой базы для домашнего скота, наши с вами предки основывали аулы и хутора, с совершенной по тем временам системой оповещения при приближении опасности или врага. По словам старейшин в те далекие времена и были заложены первые боевые башни в горах Кавказа нашим народом, против превосходящего во много крат безжалостного врага».

Перенесемся в Сирию.

«Много лет спустя, когда появилась возможность продолжения моей учебы у известных миру богословов Ислама, я уехал учиться в Египет в г. Каир в университет Аль-Азхар» - подолжил свой рассказ Хасн-шейх. – «Новые страны как мы знаем интересны, своим ландшафтом, природой, самобытностью и культурой населяющих их народов и многим другим. Мы познаем этот удивительный мир через общение с конкретными людьми, раскрывая для себя непонятные на первый взгляд особенности жизненного уклада, истории, и менталитета данного народа, слышим самые необычные истории из их жизни и сравниваем их с собой и со своим народом. К одним из таких эпизодов, как я упомянул выше, можно отнести нашу встречу в гостях у арабской семьи в Сирии в начале 90-х, где я отметил для себя некоторые особенности этики поведения, порядка приема и ухаживания за гостями до боли знакомых и близких моему сердцу.

Сирийский 1адат

Когда в этой семье подошло время подачи пищи для гостей, внесли и поставили на стол сосуд с холодной водой и только после этого были поданы блюда с едой. Я спросил главу этого дома, что мне приходилось бывать в гостях у многих арабов как в Сирии, Иордании, так и Египте и впервые вижу, что перед застольем ставилась на стол холодная вода в сосуде, с какой целью это делается? На что он мне ответил следующее: «Мы все обычные люди, и во время застолья могут происходить различные непредвиденные случаи, человек может подавиться во время еды, обжечься горячей пищей или пролить ее на себя, и в таких случаях самым необходимым является холодная вода, которой можно остудить обожженные части тела, запить твердую пищу, застрявшую в горле или пищеводе и пр. Это один из обычаев нашего народа, который существует издревле, почему в других странах этого не делается я не знаю».

Тогда я сказал, что аналогичный обычай дошел до наших времен и сохранился в немногих современных семьях чеченцев, проживающих на Кавказе.

Джаблатуль ибн Айхам

Мой собеседник, который оказывал мне гостеприимство, является Доктором наук в области мировой истории миграции народов, возникновения государств и империй, их расцвета и крушений. Во время встреч и бесед в присутствии с ним не многие выражали свои мысли в слух, настолько велик был его авторитет среди нас (студентов и преподавателей Аль-Азхар). 
Как то раз, он сказал, что в области наук которую он изучает остаются до сих пор ему неизвестных два вопроса, куда бесследно ушли и исчезли потомки Джаблатуль ибн Айхама и откуда ведет свое происхождение ваш (чеченский/вайнахский) небольшой народ, хотя о народах Кавказа он знает практически все.

Он спросил меня: "Хьасан, какова история происхождения и заселения Кавказа у чеченского народа?" 

Мною были приведены рассказы старейшин моего рода, о которых выше сказано. Он взволнованно встал и сказал примерно следующее: «Теперь я знаю куда исчезли Джаблатуль ибн Айхам и его потомки и откуда вы ведете свою историю, вы и есть прямые потомки того народа, который некогда проживал на территории Шама». 

История миграции чеченского народа с территории Шама на Кавказ со слов ученого такова: «Во времена правления халифа Умара, да помилует его АЛЛАХ1, предводитель вашего народа по имени Джаблатуль ибн Айхам, принявший на то время Ислам совершал обряд Хаджа к святым местам в г. Мекке. Во время исполнения ритуала обхождения священной Каабы в окружении своей многочисленной свиты, какой-то мирянин из числа неимущих потерял равновесие и задел Джаблатуль ибн Айхама, на что он высказал ему строгое замечание, подчеркивая тем самым свой сан и благородное происхождение. При очередном завершении полного круга обхода Каабы, указанный мирянин вновь оказался рядом с Джаблатуль ибн Айхамом и в толпе нечаянно оступился и наступил на ногу правителю. В ответ на это непреднамеренное действие Джаблатуль ибн Айхам сильно ударил по лицу совершавшего Хадж бедного и слабого брата по вере, от чего у него потекла из носа кровь. Вытирая кровь со своего лица он сказал: «Клянусь Создателем, за насилие которое ты проявил ко мне в этом святом для мусульман месте, я обязательно взыщу с тебя передав это дело в шариатский суд Мекки» - и он выполнил свое обещание.

Джаблатуль ибн Айхам был вызван в назначенный день к правителю Мекки для разбора произошедшего инцидента и вынесения решения в соответствии с нормами Шариата. Суд постановил, что потерпевший имеет право на возмещение нанесенной обиды равным, т.е. ударить Джаблатуль ибн Айхама или получить компенсацию в виде материальных благ по обоюдному согласию. Однако чувство достоинства бедного мусульманина оказались выше всех материальных ценностей, и он выбрал возмездие равным, т.е. нанесение обратно пощечины правителю народа - Джаблатуль ибн Айхаму. Категорически не согласившись с решением Шариатского суда Мекки Джаблатуль ибн Айхам заявил, что он оскорблен данным решением и передаст это дело самому Правителю мусульман и Халифу, благородному Умару ибн аль Хаттабу посетив его в г. Медине по пути возвращения из Хаджа в Шам.

Как и было обещано Джаблатуль ибн Айхам при возвращении из Хаджа посетил Медину и остановился там на несколько дней. Добившись аудиенции Халифа, да помилует его АЛЛАХ1 Джаблатуль ибн Айхам полностью рассказал о случившемся с ним событии в г.Мекке и о решении Шариатского суда по отношению к нему - правителю одного из народов Шама.

Выслушав Джаблатуль ибн Айхама, Умар ибн аль Хаттаб да будет довлен им АЛЛАХ1, заявил примерно следующее: «О Джаблатуль ибн Айхам, Шариатский суд Мекки вынес по отношению к тебе справедливое решение и оно не может быть оспорено никем, ибо у стен священной Каабы - Дома АЛЛАХ1А все мы равны, будь это шах, правитель, нищий или богатый человек, и привилегий при совершении обрядов хаджа друг перед другом ни у кого нет, и в связи с этим ты должен принять к исполнению решение суда, иначе оно будет исполнено в принудительном порядке». 

Джаблатуль ибн Айхам резко встал и произнес: «Клянусь, религию Ислам, которая сегодня уровняла меня, Правителя целого народа с каким-то нищим неизвестно какого происхождения с сегодняшнего дня я оставляю». В ответ на эти кощунственные слова Халиф пригрозил сказав примерно следующее: «Клянусь АЛЛАХ1ОМ если ты не отречешься от своих слов немедленно и не принесешь покаяния, я прикажу отрубить тебе голову». Джаблатуль ибн Айхам вымолил у Халифа дать ему срок (некоторый) в который он примет решение о содеянном, и согласится любым решением Халифа.

По возвращению на свою родину Джаблатуль ибн Айхам убитый произошедшими с ним событиями и угнетенный постановлением шариатского суда и решением самого Халифа - благородного Умара ибн аль - Хаттаба, принял роковое для себя и своего народа решение покинуть Шам и уйти на север минуя два моря, в страну про которую рассказывают караваны, идущие через Индостан и Чин (Китай) в Шам. В строжайшем секрете и спешно подготовив все необходимое для длительного перехода, значительная часть ближайших сородичей и лояльных правителю его поданных в одну из длинных ночей покинула Шам, и ушло на север.
Спустя годы, торговый караван возвращавшийся из Азии остановился в степях вблизи города 1аштархи (район современного Астрахани) и как было принято в те времена люди обменивались событиями происходящими в мире интересовались жизнью и бытом друг друга.

Хозяин каравана, купец из Шама из рассказа местных жителей узнал о переселившихся в эти края его сородичах и о их предводителе Джаблатуль ибн Айхаме, не долго думая он распорядился об организации встречи с ним. Хозяин торгового каравана радушно был принят Джаблатуль ибн Айхамом и после продолжительной беседы он спросил, жив ли Халиф, на что он получил утвердительный ответ. Джаблатуль ибн Айхам сказал, что он глубоко сожалеет о своем скоропостижном и необдуманном решении, из-за которого он отрекся от истинной религии и разлучен с родиной и по его вине пострадал в целом и его народ. Если бы Умар ибн аль Хаттаб да будет доволен им АЛЛАХ1, принял бы его покаяние, то он вернулся бы со своим народом на свою родину и привел бы в исполнение решение того Шариатского суда. В ответ на эти слова отчаяния хозяин каравана скал, что Шариат Халифа суров и строг в своем исполнении, и ты как отступившийся от истинной религии и нарушивший данное обещание Халифу при возвращении будешь немедленно казнен.

По возвращению каравана, спустя некоторое время указанный хозяин каравана будучи в Медине посетил одно из встеч-собраний у праведного Халифа и рассказал ему про встречу с Джаблатуль ибн Айхамом и его народом, о его раскаянии и пожеланиях вернуться на родину и о тех словах которые он ему сказал. На что, Халиф в гневе сказал ему, кто ты такой выносить от себя такие суждения и кто я, чтобы отменять покаяния людей, когда АЛЛАХ1 принимает покаяния и прощает кого пожелает. Я обязываю при первом снаряжении своего каравана навестить Джаблатуль ибн Айхама и передать ему слова Халифа. Доподлинно неизвестно, сколько времени прошло до второго посещения торгового каравана потомков Джаблатуль ибн Айхама, но к этому времени его уже не было в живых и о дальнейшей судьбе его потомков не было вестей». 

После, мой сирийский собеседник сказал: «То, что ты рассказал, Хьасан, о своем народе и история Джаблатуль ибн Айхама - это нет никаких сомнений, история одного народа, некогда проживавшего среди многочисленных народов Шама».

Тогда я спросил: «Но почему на моем языке или похожем на наш язык, не говорит ни один из народов населяющих современный Шаам» На что он ответил: «Этому есть простое объяснение, дело в том, что распространение новой религии на обширные территории способствовало познанию мира Ислама, распространению арабской письменности, медицины, различных передовых наук того времени и постепенно все малые народы ассимилировали растворившись в арабском народе. Но некоторые обычаи древности сохранили и по сей день, как и обычай, ставить перед подачей трапезы на стол кувшин с холодной водой, о котором ты мне рассказывал».


Примерная схема миграции народа Джаблатуль Айхама.

Беседу с Хасаном-шейхом Баснукаевым вел и записал сын Мовлди, Рамзан Солтаев.
Текст подкорректировал Иса Балаев. 

Категория: Зорба (публикации) | Просмотров: 1136 | Добавил: i_balaev
Всего комментариев: 0
avatar